Издательский проект "Золотой сундук"

117485, г. Москва, а/я №56 «Золотой сундук»
тел. +7 (095) 5064509 факс +7 (095) 3304583
e-mail: print@amaldanik.ru

Назад

 Версия для печати

Некоторые неиудейские синкретические образы в мифологии горских евреев
(по материалам архива Амалдана Кукуллу)

Конференция «ЕВРЕЙСКИЕ МИФЫ И МИФЫ О ЕВРЕЯХ», Москва, РГГУ, 28-29.12.2004

Докладчики: Л.Э. Гутцайт; Д.А. Кукулиев

Амалдан Кукуллу – литературный псевдоним известного мыслителя, поэта и сказочника Кукулиева Амала Даниловича (03.01.1935 – 25.05.2000). С юношеского возраста писатель посвятил свою жизнь сбору, изучению и обработке джугурского эпоса. Обучаясь на факультете журналистики Ростовского государственного университета, впервые на официальном уровне Амалдан Кукуллу обратился к теме горско-еврейского фольклора, которому в 1969 г. посвятил свою дипломную работу. Среди множества изданных сочинений писателя, хотелось бы выделить книгу «Сказания древнего народа (легенды и сказки горских евреев)» М., «Амалданик», вышедшую в январе 2004 года, куда включены избранные сказки одного из древнейших народов Кавказа. Тексты приведены без изъятий и купюр с оригинала авторской рукописи. Большая часть сказок публикуется впервые.

«В Библии следов демонологии мало, в ней сохранились остаточные следы древнейших языческих верований, которые были распространены у евреев до утверждения монотеизма. Эти верования продолжали существовать также довольно длительное время и после того как Яхве официально стал считаться единым Богом Израиля. Не исключено, что упоминаемые в Библии злые духи некогда были  языческими божествами, в том числе заимствованными  из ханаанского и шумеро-аккадского пантеонов, и имели свои культы. По мере борьбы с язычеством иноземные божества трансформировались в добрых или чаще вредоносных духов, опасных для людей, и обычно обозначались термином shedim; им нередко приносили жертвы. Эта ранняя мифология вошла в апокрифическую литературу, Новый Завет, свитки Мертвого моря, а позднее - в Талмуд, мидраши  (толкования каких-либо текстов, чаще библейских) и особенно в мистическую традицию, включая книгу Зогар (Сияние)  - основное произведение каббалистической литературы»1.

Одним из часто встречаемых мифологических персонажей в устном народном творчестве джугури, является образ Шагаду. Характерно, что внешностью Шагаду напоминают персидских дэвов, а не их классических еврейских шедов, отличительной чертой которых являются птичьи лапы.

«Шеhаду» суть нечистый дух, принимающий всевозможные образы, чтобы свести человека с пути истины. По уверениям бывших у них людей, Шеhаду представляет собой существо, похожее на человека и отличающееся от него тем, что имеет рожки и хвост, затем широкие ноги и руки с сильными пальцами, которые расположены, числом шесть, веерообразно друг над другом, и, наконец – кривой рот с выдающимися по бокам кривыми клыками. На пальцах страшные длинные когти. В его ведении находится множество других духов, которые по приказу Шеhаду вселяются в душу человека и управляют ею произвольно. Дети этих духов обитают в недрах земли, где находятся и палаты их, и жены. Когда нечистый дух входит в душу человека за какую-либо вину его, то человек делается сумасшедшим, т.е. по-горски «шеhадуни» - водящимся с нечистым духом. Шеhаду ужасно не любит, чтобы горячую воду лили на землю, потому что она, всасываясь, начинает жечь детей нечистых духов, которые стоят часто почти у поверхности земли и любуются делами отцов. За подобное ослушание Шеhаду посылает одного из своих поданных к человеку, которого тот схватывает за сердце и горло и хочет душить. В это время изо рта и носа идет у человека кровь, обильная пена, и он начинает сильно хрипеть от удушения. Полное сумасшествие объясняется тем, что у Шеhаду очень мало подчиненных как мужского пола, так и женского. Особенно не хватает у него для своих духов женщин, почему он и старается заманить их к себе. Для этого он посылает по разным местам, в темные ночи, духов, которые принимают образы людей, близких тем, которых они хотят взять, чтобы те отворили дверь или ворота. Хозяева, не замечая обмана, выходят и видят перед собою своих знакомых, которые зовут их на улицу или за город, говоря, что приехал такой-то или уезжает и желает видеть их. Люди идут за ними, но духи, вышедши из аула, схватывают их и влекут в пропасть к своим жилищам. Там они кормят своих пленных различными кушаниями и напитками, после чего люди сходят с ума и поступают к ним на службу, женщины же выходят замуж за духов и остаются на веки в подземном царстве»2.

С кознями Шагаду связан один из прелестных элементов сказки «Три дочери купца» (первая публикация планируется в третьем томе литературного наследия Амалдана Кукуллу) - платье, сшитое из тонкой кожуры лука.

«По джугурской легенде, жила в одном селении бабка Гегей-аа. Однажды поздней ночью пришел к ней близкий родственник и начал стучаться, вызывая ее к рожающей жене. Бабка оделась и пошла с ним. Ночь была очень темная и Гегей-аа не могла понять, какой дорогой они шли. Наконец видя, что дорога затягивается, она спрашивает родственника, куда они идут. «К нам, - говорит он, - только мы идем другой дорогой». Шли, шли и наконец вошли в маленькую саклю. Со входом бабки все поднялись с мест и стали кругом около двери. Гегей-аа присела к лежавшей тут же на полу больной и начала ее осматривать. Роженица начала кричать, чувствуя схватки, а все, стоявшие кругом, стали бить в ладоши и петь песню: «Кукле сохди, мамуни, момой!» (сына даешь (сделаешь) будешь жить, бабка). «Духделе сохдиге, мимире, момой!» (дочь даешь, умрешь, бабка). При этих словах подняла Гегей-аа голову, посмотрела на окружающих и замерла от страха. Все были с перестановленными пальцами на руках и рогами на лбу. Тут она поняла, что попала к чертям и начала думать о своем спасении в случае рождении девочки. На ее счастье в кармане обнаружился кусочек воска. Через некоторое время родилась девочка и бабка, сделав из нее при помощи воска мальчика, показав ребенка всем, начала проситься домой. Черти упрашивали ее остаться на несколько дней, но бабка не согласилась. Тогда черти принесли ей целый подол золотых денег и провели до самого аула. Тут начало светать. Черти исчезли, а Гегей-аа увидела в подоле вместо денег шелуху лука и чеснока. Она бросила все и побежала; черти же,  раскрыв обман, во все следующие ночи приходили и вызывали Гегей-аа из дома. Бабка, догадываясь о новых кознях Шагаду, положила на пороге у двери кусок железа и прочла главную молитву евреев: «Внемли Израиль!,,,» Черти исчезли и больше не показывались. Относительно же шелухи лука, брошенной ею, рассказывают, что на том месте, действительно, были кем-то найдены золотые монеты. Вот почему с тех пор джугури не бросают шелуху лука и чеснока ни в огонь, ни на улицу, боясь этим разгневать чертей, т.к. это их деньги, а аккуратно собирают и, поплевав, сжигают в огне, надеясь потом обнаружить золото»2.

Множественные упоминания Шагаду встречаются в пословицах и поговорках горских евреев: «Есть поверье, что кишки Шагаду не имеют ни конца, ни края. Часто можно услышать: «Путь длинный, как кишка Шагаду» или: «Нет ни конца, ни края, как у кишок Шагаду» и т.п. Подобными поговорками выражают томительность, тщетность»3.

Список литературы:

1 Носенко (Штейн) Е.Э. Еврейская демонология. // http://jewish-ethnograph.msaab.ru/Magics.htm

2 Анисимов И.Ш. Кавказские евреи-горцы. //Сборник материалов по этнографии, издаваемый при Дашковском этнографическом музее. М., 1888, вып. III, с. 171-322; отд. изд. – М., тип. Е.Г. Потапова, 1888, 152 с.

3 Кукуллу А. Фрагментарный экскурс в историю земную и в религиозно-духовную историю горских евреев Кавказа. //Архив писателя.

Назад